Страшная английская сказка

В далекие аспирантские годы я работала над диссертацией в Англии. Читала английские книги с карандашными пометками на арабском, китайском и фарси, а долгими вечерами согревалась зеленым чаем у себя в комнате. Ее мне сдавала пожилая аристократка, вдова университетского профессора и мать троих, уже взрослых детей.

Это был старинный особняк времен английской промышленной революции в три этажа и с подвалом. В саду, по чистейшему газону гоняли серые канадские белки, без суеты по следам будущей жертвы пробегали лисицы. Естественный живой мир с цветами в январе и снегом в апреле струился, дышал вокруг высокого краснокирпичного Дома. А в нем самом всегда царил холод и звуки, разные, тяжелые, пугающие. Cкрипела лестница и пол, ветер, набрасываясь на тоненькие ставни, свистел через щели. В батареях слышались взрывы, раскаты и вопли, которыми горячая вода прорывала воздушную блокаду в отопительных трубах. Дом сохранял высокомерную дистанцию и с хозяйкой и с нами, жильцами. Жить во чреве Большого Старика было неуютно, а временами даже страшно.

Сколько поколений здесь прожило до меня – шесть – восемь? Кто родился? Кто умер? Я дорисовывала в воображении картины прошлого. Тут на застекленной террасе в юбке широкого покроя сидела юная англичанка и читала письма, трепетала, мечтала. А в столовой, перед камином хозяйка дома выслушивала приговор – решение мужа уйти к молодой любовнице. По лестнице вверх вспархивали школьники с табелями в руках, а в маленькой комнатушке на чердаке ютилась служанка, приехавшая в город на заработки.

Тени…

Ей хотелось блеска и огня, а он работал ассистентом в школе и каждый день жаловался на школьников. «У нас в Чехии они лучше и воспитанней. Давай вернемся, а?» Так говорил он, а она смотрела в ночь и думала о приятеле, который накануне нежно прикоснулся к ее спине. Курила в окно и молчала.

Супружеская пара, молодые чехи, которые должны были делить со мной и хозяйкой пространство Краснокирпичного, расстались и разъехались. Одна маленькая измена + рождение внучки на другом континенте, и я осталась одна там, где никогда не было тишины и покоя.

В мое окно светил бледный циферблат местного университетского Биг Бена, а его колокольный звон временами походил на заупокойную службу. Мрачный, тоскливый, отрешенный. За стенкой, на кровати лежала большая матерчатая кукла с пустыми зловещими глазами. Возможно, моя хозяйка прижимала ее к себе под одеялом во времена Великой депрессии.
Идеальный антураж для фильма ужасов, в котором я проводила вечера и засыпала глубокой ночью.

Перед сном я ставила нижний этаж на сигнализацию, поднималась по скрипучей лестнице к себе в комнату и закрывала дверь на маленький крючок. От кого или чего он должен был меня спасти? Но его хлипкое существование, безмолвная преграда на пути Неизвестного, успокаивала и давала мне силы. Утром ночные страхи растворялись, я выдыхала и внутренне ставила себе галочку – «Еще одна ночь позади».

В один из таких вечеров, почитав перед сном, я выключила свет. Дом, как и всегда, жил своей ночной жизнью: в батареях что-то булькало, ветер с дождем хлестал по окнам, дверь, стоящая на перекрестке хозяйских сквозняков, беспокойно щелкала крючком. Вдруг кровать подо мной начала двигаться. Ее закачало и задергало. Я в ужасе схватилась за матрац и услышала, как на чердаке что-то громыхнуло. В тот же момент птицы на крыше всполошились, защебетали, захлопали крыльями. Через мгновение все замерло, и в доме воцарилась липкая тишина.

Воры, бандиты, духи, вампиры…?

Я схватила телефон и позвонила своему будущему мужу, за тысячу километров. Сердце внутри трепыхало, как паутинка перед приближением смерча. Голос родного человека успокоил, а на сайте БиБиСи уже сверкала новостной строкой «горячая молния»: «В Англии землетрясение в пять балов, с эпицентром на юго-востоке».

Большой краснокирпичный старик посмеивался надо мной – на его веку бывали земные толчки и посильнее. Я же пыталась осознать, как, каким невероятным образом на равнине, плоской, как донышко у блюдца, могло произойти землетрясение. Википедия говорила о подземных плитах, разломах и освобожденной энергии, а мозг застрял в стереотипном туннеле и отказывался в это верить.

В итоге, Дом замолчал, а я перестала бояться. Внезапно поняла, что пока страхи и фантазии в голове, их еще можно контролировать и изменять. И мне все под силу.

Только когда трясутся стены, уже ничего поделать нельзя.

 

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden /  Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden /  Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden /  Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden /  Ändern )

Verbinde mit %s

%d Bloggern gefällt das:
search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close